Размер шрифта:
AAA
Цвет: ЦЦЦ
Изображения Вкл.Выкл.
Настройки:
Поиск:
Старый сайт вы можете найти здесь
Eng

И начал с чистого листа

И начал с чистого листа
Текст: Ирина Краснопольская

Российская газета - Федеральный выпуск № 262(8316)

Ретрансплантация сердца, то есть повторная пересадка, занимает всего 8-10 процентов от всех трансплантаций этого органа. И мы решили рассказать о данном конкретном случае не потому, что он из разряда редких, а для того, чтобы подчеркнуть: СOVID отвратителен, но он - не конец жизни.

Александру Б. из Ярославля 43 года, а болеть начал, когда и сорока не было. Все обострилось четыре года назад после ОРЗ: одышка, слабость, температура.

Обследование показало эндокардит с поражением клапанов сердца. В феврале 2017 года в Бакулевском центре провели протезирование клапанов. А в январе 2019-го у Александра случился инсульт. Аритмия, порез, нарушение речи.

С сердечной недостаточностью Александра госпитализировали в Ярославле, а потом направили на консультацию в Центр трансплантации и искусственных органов имени Шумакова. Вердикт специалистов центра: спасение - пересадка сердца.

В "Листе ожидания" операции Александр был недолго. Болезнь активно прогрессировала. Жизнь зависела от механической поддержки кровообращения с помощью специальной аппаратуры. Ждали подходящего донора. На это ушло семь дней. 2 мая 2019 года бригада во главе с Артуром Закирьяновым провела трансплантацию сердца. Все прошло хорошо. 28 мая Александр уехал домой. Минул год. Александра поразила коронавирусная инфекция.

И все по новой, да в настолько тяжелой форме…

В июне 2020 года бригада Григория Акопова провела вторую пересадку сердца. Выздоровление Александра шло тяжело.

Случилось отторжение. Но врачи справились и с ним. Сейчас пациент дома. Наблюдение продолжается.

- Чудо? - удивляется моему определению руководитель центра, главный трансплантолог России академик Сергей Готье. - Может, со стороны так кажется. Для центра Шумакова - обычные будни. И в СOVID "Лист ожидания" полон. И плановые операции идут постоянно. Научная работа не прекращается. Да, напряжение больше обычного. Но тут мы не одиноки. И надо это и пережить, и преодолеть…